я

Португалия. Часть третья. На районе.

Несколько слов о районе, в котором мы имели честь проживать в Лиссабоне, где намотали самое большое количество шагов и чьи закоулки стали нам практически родными за эти 3 дня.

Исторический район Лиссабона Байша (Baixa) расположен в низине между двумя холмами, что обусловило его название (порт. Baixa— «низкая»). Байша ограничена с северной стороны площадью Росиу, с юга (со стороны р.Тежу)— площадью Комерсиу, с западной стороны от Байши находится холм, на котором располагается район Байру-Алту (они связаны лифтом Санта-Жушта); с восточной— холм, на склонах которого находится Алфама.



Средневековая Байша была полностью уничтожена катастрофическим лиссабонским землетрясением 1755 года.В ходе ликвидации последствий землетрясения Байша была выстроена с нуля по единому плану. Средневековый хаотический лабиринт улиц был заменён сетью прямых и широких улиц строгой прямоугольной планировки, что стало одним из первых в Европе примеров градостроительной планировки.

Наш отель - Palacio das Especiarias



Collapse )

Вот такой это прекрасный район, вот такие это прекрасные места, по которым мы хаживали не по одному разу на дню.
я

Португалия. Часть вторая. Мы летим до Лиссабона

В Домодедово было тихо, задумчивые служащие сонно сидели на рабочих местах, на паспортном контроле вообще никого кроме нас с мужем не было, к нашему гейту мы прибыли с приличным запасом по времени, около 2х часов.
Да, надо сказать, что никакой шумихи и истерики в аэропорту тоже не было ( 13 марта), так же, как и тепловизоров, медиков и рамок.

Когда на посадку начал подтягиваться народ, выяснилось, что больше чем наполовину наш самолет состоял из иностранцев, покидавших просторы нашей родины. Сограждане были представлены малочисленной группой и уж точно не были пассажирообразующим на этом смолете народом.

Свисс – приличная авиакомпания (за что и любим), полет прошел по намеченной ранее схеме. Регулярными рейсами я не пользовалась уже более 10 лет ( все эти Рейнейры, понимаешь ли .. ), и могу сказать, что ланч, предьявленный нам командой Свисса, удивил своей придельной скромностью и малокомплектностью порций.

Пересадка в Цюрихе заняла у нас ровно 10 минут, с учетом всех паспортных контролей и переходов. В 14 часов самолет, как и планировалось, приземлился в столице Португалии.

С некоторых пор (примерно с летней Праги) муж мой полюбил из аэропорта передвигаться на метро, окунаясь, так сказать, сразу с размаху в местные обычаи и население.
Это был отдельный пунктик моей программы, как купить билет, по какому принципу платить и тд.
Чтобы быть краткой, в Лиссабоне действует система типа московской Тройки: ты можешь класть деньгами на карточку или поездками. Соответственно, при закладке деньгами у тебя списывается стоимость примерно 1.4е, при закладке поездками списывается стоимость одной поездки, равной 1.5, а одноразовый билет вообще стоит каких то сумашедших денег, сумму которого я не запомнила.

Конечно, отдельное туристическое развлечение – купить в автомате эту самую карту для проезда и положить на нее деньги ( или поездки).



Collapse )
я

Португалия. Часть первая. Начало поездки.

Было это еще в далеком 2019 году, когда неизбежно подступали зимние каникулы, а Рождество уже прошло...

Муж внезапно (как это обычно у нас в семье бывает) объявил, что есть возможность (и временная и денежная) съездить в Европу, тем более что повод нашелся незамедлительно – десятилетняя годовщина свадьбы. Я выписала на бумажку список всех рейсов и стран, которые укладывались в более-менее приличный бюджет, стали выбирать.

Лично я в глубине души (и не только) была за Германию, но муж ( помним о просвященном деспотизме как форме правления в нашей семье) выбрал Португалию. «Давай туда полетим!» - сказал он возбужденно. – «Это же конец света, когда мы еще там побываем !»

Я стала недоверчиво готовить первичную информацию по стране и по городу и, чем больше я погружалась в Лиссабон, тем больше мне нравилась эта затея.
Сейчас уже мне видится этот город, как аллегория нашей супружеской жизни – нет ослепительного нового лоска и все уже с налетом времени, но от этого еще крепче, еще уютнее, еще теплее.

С момента принятия решения до исполнения задуманного прошло 2.5 месяца, много событий случилось за это время – я ушла со своего эвритмического курса, стала заниматься Мишиной учебой дома, Миша полежал 3 недели в больнице, Данина учеба и репетиторы, моя начавшаяся учеба у Коноваленко.

Вообщем, время отъезда подкралось незаметно, съело последние дни перед поездкой на сборы, последние уточнения, сборы информации, детализацию расписания. Еще мы размялись, когда отель пытался в последние три дня до заселения снять с нас деньги и не мог это сделать, евро как раз к тому времени взлетело, карточки закаротило и наше проживание было под существенной угрозой, так мы уже влетели на штрафы за отмену брони. Самым печальным раскладом этой истории мог стать штраф за отмену брони отеля и сама отмена брони отелем по причине невозможности снятия денег с нашей карты. Наши прыжки в высоту по решению этой проблемы были художественно впечатляющи, поэтому Мироздание решило нас строго не пороть, все разрешилось.

Последние сутки перед поездкой были тоже очень бодрыми – все началось с того, что утром я зашла зарегистрироваться на наш рейс и обнаружила, что:
А) обратный рейс изменен, вместо 14ч мы улетаем из Лиссабона в 6 утра ( прощай проплаченный день в отеле и завтрак) и летим не через Цюрих, а через Мюнхен, и вообще не Swiss, а Люфтганзой.
Б) из полетных данных электронной регистрации пропали сведения о нашем предоплаченном багаже в количестве одного чемодана, который мы записали на мужа чтобы легально вывезти на родину португальское вино и сыр.

Этот день стоил мне многих седых волос и части жидкости из бутылки Новопассита. Я писала во все организации, имеющие отношение к нашему полету, муж звонил с работы и настаивал, чтобы я ехала в представительство Свисс и брала за грудки всех подряд работников, пока они не найдут наш чемодан, все телефоны глухо молчали и казалось, над всем висит тотальная безнадега.
Как я сейчас думаю, это была генеральная репетиция тех событий, которые могли бы с нами случиться, если бы мы вовремя не вылетели из Лиссабона на последнем рейсе в Дубай.

Чемодан нашелся самым простым способом – я заказала подтверждение электронных билетов на почту, мне сразу же пришли документы, с учетом новых полетных данных, включающие в билете мужа наш несчастный потерянный чемодан. Что это было - сбой системы или что-то другое, мы разбираться не стали. Нашелся и слава Богу.

Надо сказать, что дети вели себя в этот день самым благородным образом. Миша играл тихонько на гитаре, Даня тихо рядом со мной разложил игрушки и играл сам с собой в полголоса, пока я фурией металась по квартире и с перекошенным лицом долбила по клавишам компьютера.

Муж приехал после работы в двенадцатом часу ночи, разбудил меня и мы поехали в магазин закупать продукты для Мишки, который должен был самостоятельно без нас прожить эти четыре дня. По приезду в третьем часу ночи муж отбился, а я так и не ложилась спать.
В четыре утра был подьем, последние сборы, целование сонных детей и вызов такси – вперед, в Домодедово.
я

(no subject)

Даня смотрит Нечаевский фильм "Приключения Буратино".
Это надо видеть - сидит пятилетний ребенок и тетка почти сорока лет, влюбленно уставившись на Пьеро во время исполнения его песни " Лишь бы только Мальвина .."

Кумиры и поклонники не стареют !

Муж в возрасте девяти лет - вылитый Пьерро с этой фотографии.
"Вот и не верь теперь в переселение душ" - как говаривал когда-то Шерлок Холмс.
я

Дане – 5 лет

IMG_2013

Даня пробирается сквозь тернии к звездам. Сам так решил, сам пробирается.

If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming it on you,
If you can trust yourself when all men doubt you
But make allowance for their doubting too,
If you can wait and not be tired by waiting,
Or being lied about, don’t deal in lies,
Or being hated, don’t give way to hating,
And yet don’t look too good, nor talk too wise:


If you can dream–and not make dreams your master,
If you can think–and not make thoughts your aim;
If you can meet with Triumph and Disaster
And treat those two impostors just the same;
If you can bear to hear the truth you’ve spoken
Twisted by knaves to make a trap for fools,
Or watch the things you gave your life to, broken,
And stoop and build ‘em up with worn-out tools:

If you can make one heap of all your winnings
And risk it all on one turn of pitch-and-toss,
And lose, and start again at your beginnings
And never breath a word about your loss;
If you can force your heart and nerve and sinew
To serve your turn long after they are gone,
And so hold on when there is nothing in you
Except the Will which says to them: “Hold on!”

If you can talk with crowds and keep your virtue,
Or walk with kings–nor lose the common touch,
If neither foes nor loving friends can hurt you;
If all men count with you, but none too much,
If you can fill the unforgiving minute
With sixty seconds’ worth of distance run,
Yours is the Earth and everything that’s in it,
And–which is more–you’ll be a Man, my son!